logo
Ещё
9 сентября 2010
3
Платить извольте

Платить извольте

Мобильных кошельков на нашем рынке все больше: разные «фасоны и расцветки» предлагают и сотовые операторы, и терминалы моментальных платежей. Не очень, правда, простые в использовании, но, кажется, еще чуть-чуть усилий — и граждане валом повалят в пункты пополнения своих счетов, неся операторам пачки дензнаков .

Когда мобильный телефон превратится в полноценный кошелек?
 
Мобильных кошельков на нашем рынке все больше: разные «фасоны и расцветки» предлагают и сотовые операторы, и терминалы моментальных платежей. Не очень, правда, простые в использовании, но, кажется, еще чуть-чуть усилий — и граждане валом повалят в пункты пополнения своих счетов, неся операторам пачки дензнаков. Даже невзирая на то, что никаких процентов им не обещают (что было бы логично, ведь, с точки зрения обывателя, мы отдаем оператору свои кровные для того, чтобы он заработал свою копеечку на их обороте). Более того, готовы заплатить комиссию за то, что это удобно: пополнил счет и знай нажимай кнопочку «Оплатить» — за газ, свет, квартиру, охранную сигнализацию, участок земли в ближнем Подмосковье. Главное — всем выгодно: и гражданину, и оператору связи. Правда, при ближайшем рассмотрении оказывается, что путь к этой идеальной модели не так прост.

В чем проблема? Ведь даже интернет-коммерция — а она ориентирована на гораздо более технически подкованных пользователей — развивается очень активно. По оценкам компании i-Free, в прошлом году наши граждане оплатили через мобильные телефоны услуги в Интернете на 360—370 миллионов долларов, а в этом году ожидается рост до 400—450 миллионов долларов. «Однако этот рынок сегодня сдерживают очень высокие комиссии операторов — они забирают себе до 45 процентов от суммы платежа», — считает Кирилл Петров, управляющий директор i-Free Innovations. Для интернет-компаний, не избалованных мощными финансовыми потоками, это прекрасные показатели монетизации. Однако вопрос рентабельности услуг мобильной коммерции достаточно болезненный. «Поступление денежных средств на счет абонента тоже стоит денег, — подтверждает Денис Ночевнов, директор по новым технологиям и услугам компании «МегаФон». — Ведь мы выплачиваем комиссионные партнерам, пополняющим счета абонентов». Получается, что экономным интернет-магазинам гораздо выгоднее взаимодействовать с покупателями через платежные терминалы и системы электронных денег, чем через счета операторов сотовой связи. Так что розничные продажи товаров и услуг через интернет-сайты — не самое горячее направление развития мобильных кошельков.

Активнее продвигаться будут скорее прямые оперативные платежи в адрес каких-либо торговых или сервисных организаций, в частности госслужб. Но и здесь остается повод для волнения: передача денежных средств — функция денежных расчетов — не предусмотрена законом для операторских компаний. Опытным путем решение было найдено: деньги на счету абонента — это авансовый платеж, который может либо использоваться для оплаты за услуги связи, либо возвращаться абоненту. На этом построен механизм мобильных платежей: команда «Оплатить» на телефоне подразумевает, что оператор возвращает авансовый платеж абоненту на некий счет в банк, одновременно банк, с которым работает оператор в рамках услуги мобильных платежей, получает распоряжение перечислить эту сумму получателю средств — магазину или ОВИРу. Как рассказал Иван Кузнецов, руководитель проекта «Мобильные платежи» Инфокоммуникационного союза, впервые такая модель была реализована еще в 2005 году банком «Таврический» с одним из операторов «большой тройки» и оказалась наиболее жизнеспособной. Правда, у нее есть недостатки, продолжает Кузнецов, мобильная коммерция должна быть де-юре услугой оператора. «Значит, оператор должен превратить свою биллинговую систему в банковский счет, — уверен Тимур Аитов, вице-президент Ассоциации региональных банков России. — Иначе ведь что получается? Скажем, судебные приставы пытаются взыскать деньги со счета абонента. Но там никаких денег нет, есть только запись в биллинговой системе, что деньги попали на банковский счет самого оператора, не более того».

Нешуточная борьба между банками и операторами сегодня в самом разгаре. Но их противостоянием трудное детство мобильного кошелька еще не заканчивается. «Сегодня каждый оператор развивает собственную платформу мобильной коммерции, — говорит Андрей Попков, генеральный директор «QIWI Кошелек». — Операторы кошельков рассматривают эту услугу в качестве конкурентного преимущества, экспериментируя с моделями ценообразования и продвижения услуги. Однако для развитого рынка важна интеграция различных способов оплаты». К тому же реальные перечисления денежных средств происходят по традиционной банковской схеме: на зачисление денег на счет получателя может уйти три дня. «Есть понятие скорости прохождения денег и понятие скорости прохождения информации о платеже, — поясняет Дмитрий Трошкин, директор департамента терминальных приложений и мобильной коммерции МТС. — Конечно, получить новенький велосипед по распечатке платежной операции из личного кабинета абонента не удастся, но для широкого круга жизненных задач достаточно информации о том, что платеж прошел».

Так-то оно так, но если ставится задача максимально перевести денежные расчеты населения в безналичную форму, нужно стремиться к тому, чтобы банки работали на скорости электронных систем коммуникаций. «Это зависит от автоматизированной банковской системы, — рассказывает Максим Переверткин, директор департамента стратегических разработок «СИТРОНИКС Смарт Технологии». — Если банки и банковские системы научатся работать по другой схеме, тогда можно будет говорить об ускорении процедуры проведения платежа». К тому же это позволит избавиться от «устных договоренностей» о том, верить или не верить тому документу, который сегодня человек может предоставить в качестве подтверждения своего платежа. Согласитесь, далеко не каждая госструктура сегодня примет в качестве такового сообщение на экране мобильного телефона или экране компьютера.

Но это очередная порция задач для законотворцев и рыночных регуляторов — тут не обойтись без понятия электронных денег и принципов формирования современной всеобъемлющей национальной платежной системы. Соответствующие законы уже достаточное время варятся в правовых недрах государства. «Нужен закон о национальной платежной системе и ее компоненте — национальной системе розничных платежей. Появиться должен и регулятор, который следит за микроплатежами, — поясняет Тимур Аитов. — Нужна и общероссийская биллинговая система, в которой были бы прописаны и все получатели платежей, и все плательщики. Это сразу сократило бы число ошибок при платежах». По мнению эксперта, в нынешней ситуации с мобильным кошельком столько связанных между собой и пока не решенных проблем, что рассчитывать на хороший бизнес в ближайшем будущем весьма проблематично. Правда, рассказывают специалисты, на Западе есть апробированный подход: в разных странах мобильные кошельки успешно заработали потому, что все заинтересованные стороны (банки, операторы, продавцы товаров и поставщики услуг, производители технических решений для кошельков) не просто согласовали свои интересы на регуляторном уровне, а стали работать вместе в составе крупных объединений. Именно так построена японская система Felica — это совместное предприятие Sony, NTT DoCoMo и East Japan Railway, а NTT DoCoMo — не просто оператор, а еще и владелец 34 процентов акций Sumitomo Mitsui Card, второй по величине японской компании, эмитирующей кредитные карты. А проект Payez Mobile во Франции — плод совместной деятельности семи крупнейших банков и четырех ведущих мобильных операторов Франции, а также платежных систем Visa и MasterCard. В ЕС также создан единый координационный центр Trusted Service Manager, задача которого — фиксирование и систематизация всех транзакций между всеми странами-участницами. Получается, что межведомственная разобщенность, даже на развитом Западе, решается одним способом — за счет объединения интересов.