logo
Ещё
9 августа 2010
Время собирать камни

Время собирать камни

Парадоксально, но перед рынком, насчитывающим почти двадцатилетнюю историю, встал вопрос выбора дальнейшей модели развития. Действующая на рынке децентрализованная модель постепенно заводит в тупик, что проявляется, в частности, в отсутствии роста доли безналичных платежей по картам
avatar
Главный редактор

Парадоксально, но перед рынком, насчитывающим почти двадцатилетнюю историю, встал вопрос выбора дальнейшей модели развития. Действующая на рынке децентрализованная модель постепенно заводит в тупик, что проявляется, в частности, в отсутствии роста доли безналичных платежей по картам

Ровно год назад мы стали свидетелями начала дискуссии о дальнейших путях развития российского карточного рынка. Поводом к обсуждению стал законопроект о национальной платежной системе (НПС) и, в частности, глава о национальной системе платежных карт. С одной стороны, к необходимости этих дискуссий участников рынка подтолк­нули инициативы сверху, с другой стороны, именно эти инициативы стали катализатором внутренних процессов, направленных на инвентаризацию сложившихся на рынке отношений и поиск путей совершенствования российской платежной системы.

Казалось бы, зачем нужны какие-то изменения? Российский рынок финансовых услуг в целом и банковских карт в частности остается одним из самых конкурентных. В последнем обзоре Банка России обнародованы вполне обнадеживающие показатели, характеризующие текущее состояние рынка платежных карт. И несмотря на снижение темпов развития, вызванное объективными экономическими причинами, рынок продолжает демонстрировать устойчивую тенденцию к росту. Да, произошла некоторая перегруппировка моделей и направлений бизнеса, но банки продолжают следовать своим стратегиям, и розница остается для них важным направлением деятельности.

По-сути, можно смело говорить о том, что мы имеем сложившийся сегмент рынка финансовых услуг для населения с большим количеством пользователей, значительным пулом отечественных банков-участников, технологических компаний, торговых предприятий, поставщиков программных решений. И этот рынок постепенно решает фундаментальную макроэкономическую задачу повышения доли безналичных расчетов в экономике.

Однако, именно рост доли безналичных расчетов — единственный показатель, который не выглядит в отчетах впечатляющим. Если с 2001-го по 2010 год эмиссия выросла более чем в 100 раз, объем операций — в 24 раза, а их количество — в 13 раз, то согласно тому же обзору Банка России, доля безналичных операций, совершенных с использованием платежных карт на территории России, в розничном товарообороте, обороте общественного питания и платных услуг населению за 10 лет увеличилась всего в 4 раза, достигнув «внушительной» отметки в 3,8 %.

Очевидно, что тормозом к дальнейшему развитию рынка банковских карт и безналичных платежей выступают разрозненная инфраструктура, мультибрендовость, ограничения в приеме карт, отсутствие заинтересованности предприятий торговли в приеме карт, недостаточная финансовая грамотность населения, отсутствие единых принципов тарифной политики и непоследовательность в их формировании. Все это — следствие сложившейся на рынке децентрализованной модели развития, при которой каждый банк-участник самостоятельно строит отношения со всеми значимыми платежными системами, что неизбежно ведет к дублированию базовых функций взаимодействия и потере эффективности бизнеса в целом, следовательно — к повышению стоимости услуг для конечного потребителя.

Примечательно, что суть этих проблем, равно как и пути их решения были сформулированы самими же участниками рынка в ходе обсуждения законопроекта об НПС. Основной целью модернизации рынка на текущем этапе может стать построение в стране единого платежного пространства, когда любая карта российского эмитента принимается в любом устройстве по единым правилам. Участники рынка были единодушны в том, что достижение этой цели возможно эволюционным путем, с максимальным использованием уже созданной инфраструктуры и существующих банковских систем, а также сохранением открытой модели рынка, при которой каждый банк сам решает, в какой системе и в каком качестве работать, а потребитель определяет, какими продуктами и услугами ему пользоваться.

В качестве основных задач, которые необходимо решить, назывались преодоление разрозненности инфраструктуры приема карт, дальнейшее совершенствование нормативно-правовой базы, оптимизация схем взаимодействия с платежными системами, создание негосударственного координирующего органа взаимодействия и др.

По сути, обсуждение дальнейшего пути развития карточного рынка продемонстрировало, что России близок европейский подход. В отличие от Китая, где задача создания единой платежной платформы была инициирована «сверху», Европа пошла другим путем: она создала 10 лет назад European Payments Council из профессионалов рынка и поставила перед Советом ясную задачу: решить проблему трансграничных безналичных платежей путем саморегулирования. Такой подход перспективен прежде всего потому, что только он позволяет выработать консолидированное решение, устраивающее и рынок, и государство. Российский рынок находится на пути к консолидации и универсализации инфраструктуры, и этот потенциал и существующая динамика могли бы быть с успехом использованы для достижения поставленных целей и задач. Однако, мнение рынка было выслушано, но не услышано. Что же касается главы о национальной системе платежных карт, вызвавшей столь бурные дебаты, то в окончательную версию законопроекта она попросту не вошла. Но дискуссия не закончена.

Сегодня государство считает необходимым перевести в безналичную форму объем бюджетных средств, предназначенных населению. Логично, что государству необходим канал для доставки и учета этих средств. И рынку уже представили новый инструмент — универсальную электронную карту (УЭК). В этом контексте УЭК — очередная попытка построить отечественную суперсистему, которая, возможно, имеет смысл с точки зрения поставленных задач, но не несет ответов на самые важные вопросы, о которых было сказано выше. С точки зрения банков, это еще одна система, с которой предстоит строить отношения, и важно понимать, на каких принципах эта система будет с ними взаимодействовать и как она будет влиять на существующий рынок.

Остается только надеяться, что творческая энергия, разбуженная год назад в ходе обсуждения закона о НПС, не растворится в ожидании запуска в стране УЭК, а будет способствовать консолидации рынка для решения cтоящих перед ним сегодня задач.