Ваш город
По вашему запросу ничего не найдено.
Города России
Области России
0
Поиск
Вернуться к списку

Личная история: как я стала банкротом

Читая новости о состоятельных должниках – депутатах, бизнесменах и известных музыкантах, которых признают банкротами, складывается ощущение, что закон о личном банкротстве принимался специально для них, а вот среднестатистическим россиянам эта процедура недоступна. История Татьяны из Челябинска, рассказанная Сравни.ру, доказывает обратное.

Меня зовут Татьяна – я воспитываю одна несовершеннолетнего сына. Живу в Челябинске в маленькой однокомнатной квартире площадью 20 квадратных метров. Работаю на госслужбе, и, как и полагается в такой ситуации, имею небольшую зарплату. У меня было несколько кредитов и общий долг более одного миллиона рублей. В 2015 году я обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании меня банкротом.  

Как всё начиналось

Первую кредитную карту я оформила в 2007 году. Сильно болел ребёнок, нужны были деньги на дорогие лекарства, а зарплаты не хватало. По этой же причине позже я ещё оформила несколько кредитных карт и кредитов наличными. Мне не к кому было обратиться за помощью, поэтому и приходилось занимать у банков. Восемь лет я платила исправно. Было тяжело, но я как-то справлялась с платежами.

Как потом оказалось, кредитные карты так устроены, что все вносимые мной минимальные ежемесячные платежи на протяжении такого долгого времени съедали проценты, а размер самого долга практически и не уменьшился. К тому же один банк, в котором у меня было оформлено несколько кредиток, повысил процентную ставку и ввёл дополнительную годовую комиссию, которой не было в первоначальном договоре. В итоге на совокупные платежи по всем моим кредитам стала уходить большая часть зарплаты. В мае 2015 года я допустила просрочку по кредитной карте, а в июле была вынуждена перестать платить моему самому крупному кредитору.

И начался кошмар. Меня буквально атаковали звонками из банков и коллекторских агентств. Звонили домой, на работу, в том числе в приёмную моего руководства. Приходили ко мне домой и на работу. Слава богу, что физической силы не применяли и объявления на дверь не вешали, что здесь живёт должник.

Бывало, что только вечером поговоришь с сотрудником банка, а на следующий день уже в 7:30 утра он опять звонит и спрашивает: «Ну что, вы нашли деньги?». Будто я всю ночь должна была бегать по городу и искать их.


Героиня от фотосессии отказалась, фотографии для статьи взяты с Shutterstock. 

Я предлагала банкам обращаться в суд, чтобы уже судебные приставы удерживали из моей зарплаты в счёт погашения всех долгов не более 50% ежемесячно, как и положено по закону, но их такой вариант не устраивал. К осени 2015 года мой совокупный долг с учётом штрафов за просрочку вырос до 1,2 млн рублей, и я уже не видела другого пути, кроме как объявить себя банкротом. В тот период про новый закон, который давал такую возможность, много говорили по телевизору и писали в газетах.

Путь банкротства

Закон вступил в силу с 1 октября 2015 года. Я понимала, что это мой единственный шанс, и обратилась к адвокату. Кто-то скажет, что деньги, которые направлялись на оплату его услуг, можно было бы как раз отдавать банкам. Но этих средств всё равно бы не хватало на минимальные ежемесячные платежи по всем кредитам.  

Первым делом мне потребовалось получить справки из Пенсионного фонда, с места работы о доходах, запросить справки у банков о размере задолженности и получить кредитные договоры, просто по кредитным картам у меня их не было.

Уже на этом этапе пришлось столкнуться с проблемами. Некоторые кредитные организации почти месяц готовили документы, как будто специально тянули с их выдачей. В каких-то банках даже говорили, что за экспресс-подготовку справок нужно платить.

Исковое заявление составлял уже адвокат. Он подал его в арбитражный суд 27 октября 2015 года, ещё месяц его рассматривали и в итоге назначили на 7 декабря первое заседание, куда пригласили всех моих кредиторов. Так как долг очень большой, и моя зарплата не позволяла его закрыть в течение трёх лет, предусмотренных законом на реструктуризацию, суд решил её не проводить, а сразу перейти ко второй стадии – к признанию меня банкротом, что подразумевает продажу имущества.

Был назначен финансовый управляющий, который проверял документы, имущество – в моём случае, скорее его отсутствие. Его работу я же и оплачивала. Перечислила 10 тыс. рублей на счёт арбитражного суда – эти деньги ему перевели только по окончании процедуры.

Ещё 17 тыс. рублей – за отправку корреспонденции (здесь речь идёт о письмах и запросах, которые финансовый управляющий отправлял в банки и в регистрирующие органы) и информационное сообщение о введении в отношении меня процедуры наблюдения, опубликованного в официальном издании «Коммерсантъ». Газета – это самая большая статья дополнительных расходов, за несколько слов взяли примерно 9 тыс. рублей.

У меня не было имущества, которое можно было бы продать при банкротстве. Всё что у меня есть – это квартира площадью 20 квадратных метров напополам с несовершеннолетним ребёнком. На неё по закону нельзя наложить взыскание, ведь это единственное жильё. Поэтому никаких торгов не было. Но процедура всё равно длилась долго, заключительное заседание суда несколько раз передвигали, то на месяц, то на два месяца, потому что некоторые банки опять же не могли что-то вовремя предоставить, приходилось откладывать процесс. И вот только 4 августа 2016 года суд вынес определение об окончании процедуры банкротства и освобождении меня от исполнения требований кредиторов.

Жизнь после

После завершения процедуры банкротства: я в течение пяти лет не могу принимать на себя обязательства по кредитам без указания на факт своего банкротства, в течении трёх лет – занимать руководящие должности. 

Но самое главное изменение в жизни: «Я больше никому ничего не должна!». Больше нет головных болей из-за звонков коллекторов, которые требовали с меня деньги. Всё, что мне было нужно от банкротства – это спокойствие, и я его получила.

Мои уроки

1. Самый главный урок – не надо брать кредиты

В особенности не стоит брать кредитные карты, как бы их не хвалили, это что-то ужасное. Если по обычному кредиту видишь чёткий график погашения, понимаешь, как долго придётся платить, как именно будет уменьшаться сумма долга, то с кредитками всё сложнее, трудно рассчитать. Такое чувство, что хоть плати, хоть не плати – тебя всё равно обманут.

2. Чтобы не платить по кредитам, нужны стальные нервы

Первые полгода – это был сущий кошмар. Даже после того, как меня признали банкротом, и в отношении меня началась процедура реализации имущества, всё равно продолжали звонить и банки, и коллекторские агентства. Только в феврале 2016 звонки прекратились.

3. Стоит нанять адвоката

Лучше потратить на него деньги, чем ходить на заседания самому и только глазами хлопать, потому что ничего не понимаешь. Так хотя бы точно будешь знать, что ты чего-то действительно добьёшься. Я благодарна своему адвокату, он отстоял в суде право на второй шанс для меня.

4. Банкротство – это психологически очень тяжёлая процедура

Я долго платила по кредитам без просрочек, и просто взять в один момент и перестать вносить платежи, как бы парадоксально это не звучало, было трудно. Меня так воспитывали, если что-то взяла, то просто обязана это вернуть. А я оказалась в такой ситуации, при которой просто не могла это сделать.

Это очень неприятная ситуация, поэтому не хочу даже называть своей фамилии. Лучше пусть всё останется только в моём тесном кругу: у меня дома и на работе, раз уж коллегам тоже пришлось столкнуться с этим. Гордится этим точно нельзя, потому и нечего это афишировать. Я бы всеми силами хотела, чтобы этого не происходило, но то была безвыходная ситуация, которая с помощью процедуры, слава богу, решилась в мою пользу.

Мнение героя может не совпадать с мнением редакции.

Автор: Валентина Фомина