Паспорт, украшения и никаких лишних вопросов. Редактор Сравни.ру Валентина Фомина узнала, кому нужны сегодня ломбарды и почему они есть уже буквально в каждом дворе.

Комментировать

Обои персикового цвета, кожаные диваны, картины на стенах в золотых рамах. На ресепшен девушка с приятной внешностью и голосом предлагает кофе. Кажется, это квинтэссенция всего того, чего не ожидаешь увидеть в ломбарде. Здесь нужно сделать сноску, что это, если можно так выразиться, элитный ломбард. Он специализируется на драгоценных камнях и швейцарских часах. «Мы стараемся делать акцент на VIP-персонах, на дорогих залогах, и на работе с ценностями high-class (высокого класса – прим.Сравни.ру). Но это не значит, что, если придёт бабушка и попросит кредит до пенсии под залог старенького колечка, мы ей не дадим – конечно, дадим», – рассказывает владелец «Ломбарда 32» Павел Баранник.

Павел Евгеньевич – единственный владелец ломбарда, кто согласился со мной побеседовать. Я отправляла запросы в несколько организаций, ещё с декабря писала им на Facebook, кидала запросы по электронной почте, но никто не откликнулся. Посетители ломбардов с посторонними беседовать тоже не любят – за 4 часа, что я провела в этом заведении, рассказать о своём опыте согласился только один.

Кто ходит в ломбарды

Василий студент МГУ. Ему 21 год, он изучает мировую политику. Пару месяцев назад заложил крестик с бриллиантами и цепочку. «Оформил залог на имя друга, у меня с собой паспорта не было. Сейчас пришёл вместе с ним заплатить проценты – почти две тысячи рублей в месяц выходит. Конечно, я выкуплю их обратно. Это подарок крёстного, и он мне дорог», – делится Василий.

Деньги ему потребовались на ремонт машины – взял у знакомого покататься и стукнул её. «Нужна была срочно большая сумма, у меня она в принципе была, но немного не хватало, вот и заложил крестик. Крёстный про это не знает, никто дома не знает – не хотелось бы рассказывать им, что я стукнул машину», – объясняет студент.

Об этом конкретном ломбарде Василий узнал от «коллеги по несчастью», который также как и он разбил когда-то машину. Но с таким способом кредитования молодой человек уже знаком. Около трёх лет назад он заложил дорогие часы. Нужны были деньги, чтобы сделать подарок. «Оно того стоило, – вспоминает студент и тут же уточняет. – Их я, кстати, выкупил».

Цепочку и крестик он планировал выкупить сразу, в течение месяца. Но уже второй раз платит только проценты за пользование кредитом. «Деньги как-то быстро на другое расходуются, просто тратишь-тратишь. Но в следующем месяце обязательно верну всю сумму», – говорит словно даёт сам себе обещание студент. Правда, в голосе не хватает уверенности.

Первые ломбарды открылись во Франции. Их основали в XV веке ростовщики из итальянской провинции – Ломбардии.

Посетителей ломбардов можно разделить на два крупных сегмента, объясняет президент Национального объединения ломбардов Алексей Лазутин. Это клиенты, которые берут займы в ломбарде на неотложные нужды, и мигранты.

«Первых большинство, но как-то выделить по гендерному признаку или возрастному очень сложно: это и молодёжь, и пожилые люди. Мигранты, которых по разным оценкам сейчас более 10 млн человек, зачастую в нашей стране в качестве института финансовой доступности могут использовать только ломбард», – говорит он.

Баранник классифицирует своих пользователей немного иначе. Одни из самых частых клиентов – бизнесмены. «Руководители малого и среднего бизнеса в возрасте 35-55 лет часто пользуются ломбардными кредитами. Например, владельцу нужно завтра-послезавтра выплатить зарплату или ещё какие-то договорённости соблюсти, а деньги от контрагентов задерживаются. И тогда какие-то его личные вещи уходят под залог. А когда средства поступят на счёт – он просто выкупит их», – рассказывает ломбардщик.

Ещё один типаж – женщины в возрасте от 20 до 50+, закладывающие домашние ценности, украшения. «Они не должны быть проданы, с ними не готовы расстаться окончательно. Но их используют как финансовый инструмент, чтобы получить кредит», – описывает владелец ломбарда.

Кстати, о такой клиентке рассказал оценщик из ещё одного ломбарда Михаил.

– Она риелтор и ей периодически нужны деньги под конкретную сделку, чтобы всё оформить. А когда покупается квартира, она получает свои проценты и с них выкупает залог. Но, естественно, так как экономическая ситуация у нас может быть разная, то деньги за проведённую сделку могут вовремя и не заплатить. Ну и начинается – она приходит, перезакладывает вещь, приносит другие украшения, уже для следующей сделки. Потом выкупает их, повторно приносит. Наш постоянный клиент уже года два.

Таких постоянных клиентов у Михаила примерно половина: «Есть клиенты, которые годами одни и те же вещи закладывают. Один вот пять лет приносит два кольца. На прошлой работе был пенсионер. Он выпить любил, и вот каждый месяц в двадцатых числах закладывал свою золотую цепочку, а с пенсии выкупал её. И так по кругу».

Ещё одна категория, за которой мне довелось наблюдать уже лично – не совсем типичная, но интересная: женщина в возрасте 50+, которая по всей видимости в 90-х занималась ювелиркой и с тех пор сохранила некий «компот» из изделий: «Ролекс» и разные украшения с драгоценными камнями.

Из кабинета, где оценщики смотрели её вещи, она вышла расстроенной и поспешно направилась к выходу. «Нам не для залога, не для покупки не интересны были эти вещи – они низкого качества, устаревшие. Такие изделия только по весу металла сдавать нужно», – объяснил мне потом один из них.

Есть и те, кто приносят подарки от бывших мужей или бойфрендов. «У неё на руках остались какие-то ценности, подарки. Она приходит к нам оценить это всё. И как вариант или продаёт, или закладывает», – продолжает перечислять Баранник.

В ломбард я приходила дважды. В первый раз – пообщаться с владельцем, клиентов тогда застать мне не удалось, кожаный диван и кресла пустовали. Спустя несколько дней пришла ещё раз, «дежурила» около четырёх часов. За это время свои изделия или, наоборот, деньги за пользование кредитом, принесли четыре человека.

По словам Павла Баранника, наплывы бывают в понедельник и субботу. А вообще, здесь, как и везде есть свои горячие периоды – в декабре, перед самым новым годом, в конце весны и начале лета, когда начинается пора отпусков, и в сентябре, когда она заканчивается, приходит следующая волна. Как уточнил один из сотрудников ломбарда, в особо загруженные дни приходят 10-15 клиентов.

Как это работает

«Если вовремя платить проценты, то и годами можно не выкупать залог. Просто перезакладывается вещь, выдаётся новый залоговый билет», – рассказывает Баранник.

Если же не платить их, то через два месяца ломбард продаёт их в розницу или же выставляет невостребованные вещи на публичные торги, чтобы вернуть себе выданные средства (по закону о ломбардах, залог дороже 30 тыс. рублей может реализовываться только через аукцион). И любой может прийти, сделать своё предложение по цене и купить её, если она окажется лучшей. В принципе, так и дорогие, и дешёвые вещи реализовываются.

Невостребованные украшения выкупают и частные лица для себя, и индивидуальные предприниматели для перепродажи. Цены, по которым с аукционов у ломбардов выкупаются вещи, сильно отличаются от цен на прилавках ювелирных магазинов.

Оценщик Михаил называет таких покупателей дилерами. «Они знают где, какие ломбарды, какие у кого изделия, звонят, ходят, спрашивают, нет ли чего особенного. Дилер, как правило, скупает невостребованные изделия, занимается их ремонтом, восстановлением, иногда переплавкой. Может купить, чтобы вытащить камни и вставить их в другое украшение», – объясняет он.

Но в основной массе клиенты ломбардов всё-таки выкупают залоги. По оценкам Национального объединения ломбардов, доля невостребованных вещей составляет в среднем от 10% до 30%.

Ломбарды не имеют права заниматься скупкой. Но они могут предложить продать вещь в партнёрской организации.

Студенту за его крестик и цепочку дали в кредит 20 тыс. рублей. «Их можно было продать за 2-3 тысячи долларов, крестик с бриллиантами же. А они оценили только по весу золота, потому что камни мелкие», – говорит Василий, но без особого возмущения и недовольства, денег-то в итоге ему хватило.

В антикварном ломбарде клиенту называют три цены. Первая – та, которую люди могут получить под залог, другими словами размер кредита. Вторая – за сколько такую вещь можно продать за наличные сразу, она будет чуть выше первой, потому что сумма кредита всегда чуть меньше от рынка реальной стоимости вещи. Есть небольшая перестраховка. Третья – по какой цене можно выставить изделие в магазине.

«Это наиболее приятная сумма, но за продажу по времени мы не отвечаем. То есть мы предполагаем, что так можно продать. Это объективная цена, но на руки сразу вам её никто не даст. Вы выставляете вещь, она продаётся и за вычетом комиссионных вы получаете деньги. Между этими тремя ценами разница иногда может отличаться в два раза», – заключает Баранник.

Альтернатива кредиту

Студент Василий даже не думал о кредите в банке – зачем портить свою кредитную историю такими мелкими кредитами. «Займы в ломбардах ведь не отображаются в ней?», – на всякий случай переспрашивает меня. После отрицательного ответа облегчённо вздыхает.

«Преимуществом ломбарда является как раз то, что он не обязан предоставлять информацию о заёмщиках в бюро кредитных историй. А его клиентов, в случае невыполнения обязательств по выкупу вещей, не будут преследовать коллекторы, приставы и прочие неприятности, связанные со взысканием просроченной задолженности. Невыкуп залога не повлияет даже на получение новых займов в том же ломбарде и тем более не испортит заёмщику жизнь», – объясняет Лазутин из Национального объединения ломбардов.

Впрочем, за это приходится платить высокой ставкой. Сейчас ставка в ломбардах не может превышать 0,46% в день (её ограничивает ЦБ). Это 167% годовых. При этом средний размер займа в ломбарде составляет 7 тыс. рублей и выдаётся он на 2 недели. В банках сложно найти потребительский кредит со ставкой выше 30% годовых.

Несмотря на дороговизну, количество ломбардов из года в год только растёт. Практически у любой станции метро можно легко найти минимум 2-3 их вывески. По словам Алексея Лазутина, который ссылается на консенсус-оценку профессиональных объединений, общее количество розничных ломбардов в России составляет порядка 20 000. А к 2020 году их число должно вырасти до 40 000 объектов (речь идёт о числе точек выдачи, а не о количестве самих компаний – прим.Сравни.ру), в том числе за счёт усиления доли сетевых операторов. Для сравнения, сейчас в стране около 35 тысяч отделений банков.

В первую очередь активное развитие ломбардного рынка связано с социально-экономической ситуацией в стране. В данном случае ломбарды выступают в качестве лакмусовой бумажки благополучия граждан. Но действует этот фактор комплексно, уточнят Лазутин: «Помимо падения уровня доходов населения, играет роль ужесточение требований к заёмщикам в коммерческих банках. Кроме того, падение российской национальной валюты приводит к росту рублёвой стоимости золота, а значит, увеличивается объём займа, который можно получить, заложив золотые украшения».

Дополняет картину – нарастающий интерес к ломбардам со стороны индивидуальных предпринимателей и малого бизнеса в регионах. «Предприниматели начинают хранить свободные активы в золоте, чтобы можно было при необходимости очень быстро получить заём, и после того, как они прокрутят оборотные средства, вернуть для следующего цикла», – рассказывает Алексей Лазутин.

Прогнозы участников рынка разнятся с данными Центробанка. В Банке России роста числа ломбардов не наблюдают. За 9 месяцев 2016 года количество ломбардов сократилось на 11,7% с 8 417 до 7 429 штук (юрлиц – прим. Сравни.ру). «Снижение количества ломбардов обусловлено ликвидацией ряда организаций за систематические нарушения законодательства РФ и уклонения от исполнения требований Банка России», – отмечают в пресс-службе ЦБ.

И в будущем их количество, видимо, продолжит планомерно снижаться за счёт усиления регулирования. «У ломбардов отсутствует специальная процедура допуска на рынок, их правоспособность возникает с момента государственной регистрации в ФНС России. Планируемое законодательное введение процедуры доступа на ломбардный рынок (получение статуса ломбарда только с момента внесения сведений о лице в государственный реестр ломбардов, полномочия по ведению которого будут предоставлены Банку России) позволит сделать его более прозрачным и понятным, прежде всего, для граждан, обращающихся в данного рода финансовые организации», – говорят в ЦБ.

Однако количественное сокращение рынка не влияет негативно на динамику его развития – она самая что ни на есть положительная.  За девять месяцев прошлого года, по данным регулятора, суммарный размер портфеля займов (сумма, которую должны заёмщики) увеличился на 19,7% до 35,2 млрд рублей.

Если сравнить динамику с МФО, то мы заметим схожую ситуацию. Последних, как рассказал в своём интервью «Вести.Экономика» начальник Главного управления рынка микрофинансирования Центрального банка Илья Кочетков, в реестре Банка России сейчас около 2,5 тысяч, за год их количество сократилось на 1,7 тысячи, но портфель займов вырос более чем на 20% и перешагнул за отметку 85 млрд рублей. Так, что и здесь при сокращении числа игроков наблюдается стабильный рост спроса на их услуги.

А вот банки такими темпами похвастаться не могут. За 2016 год, по данным ЦБ, объём кредитов физлицам вырос на 1,1%. И всё же ни о какой конкуренции здесь и речи быть не может. «По сравнению с банками, у МФО и ломбардов другая целевая аудитория. Последние занимаются кредитованием заёмщиков, не имеющих возможности получить кредит на стандартных условиях в банках, или заёмщиков, не имеющих ликвидного обеспечения, т.е. априори имеющих более высокий уровень риска», – объясняют в пресс-службе ВТБ.

Вот и сами ломбардщики считают, что оказывают лишь «скорую финансовую помощь».

«Я встречал разные определения. Чаще всего нас воспринимают как некую организацию, снимающую социальный стресс, – рассказывает Павел Баранник. – Но мы себя позиционируем как финансовую помощь. Конечно, если обращаться в банк за кредитом, он будет дешевле, но время получения кредита другое. И вообще процент отказов велик».

Схожую формулировку даёт оценщик Михаил: «Ломбард как скорая помощь – снимает острый симптом, но не лечит болезнь».

Владельцы ломбардов не думают, что в ближайшее время останутся без работы. Алексей Лазутин считает, что число ломбардов может резко сократиться, только если Центральный банк резко ужесточит регулирование. Ещё один сценарий апокалипсиса для ломбардов реализуется, если ситуация с банковским кредитованием вдруг настолько улучшится, что кредитные карты, POS- и потребительские кредиты снова начнут раздавать всем желающим. «Но, глядя на состояние российской экономики, можно точно сказать – такого в ближайшие годы не будет», – уверен Лазутин.

Имена некоторых героев изменены по их просьбе.

Читайте также:

Как инвестировать в драгоценности: советы аукционного дома Christie’s

Автор: Валентина Фомина, при участии Ольги Волковой
Комментировать